Доклад начальника Управления по развитию рынка газа ООО «Межрегионгаз» Петрова А.А. на совещании в РСПП

20.09.2007
Источник: Российский союз промышленников и предпринимателей
Дата публикации: 04.06.02

В начале своего выступления разрешите поблагодарить руководство РСПП за предоставленную возможность комплексно высказать свои взгляды на проблему. Хотел бы сразу оговорить, что подходы, изложенные в данном выступлении, в основном соответствуют официальным взглядам ОАО «Газпром». Но некоторые тезисы и оценки являются новыми разработками группы специалистов ООО «» и потому они ещё не прошли обсуждение в его стенах. В то же время нам интересно знать вашу реакцию на них, чтобы докладывать в своей организации о нашем совместном видении путей решения проблемы.

В 1998-1999 годах, когда Россия попала в финансовый кризис, фирмой «Артур Андерсен» на деньги нашего Правительства, заимствованные у Мирового банка, была разработана концепция развития рынка газа России, а точнее программа раздробления «Газпрома». Напомню, что эта фирма являлась в то время главным консультантом и аудитором американской энергетической компании «Энрон», уровень капитализации, которой еще в прошлом году оценивался в 68 млрд. долларов . Согласно этой концепции государство должно было стать полным собственником газотранспортных предприятий системы ОАО «Газпром», но переуступить за это другим акционерам и инвесторам все свои активы в его 7 газодобывающих подразделениях. В сфере продажи газа предлагалось за счет значительных государственных льгот и оборотных средств инвесторов быстро вырастить группу независимых частных перепродавцов. Конкретных мер по поддержке независимых производителей не предлагалось. Считалось, что конкурентная среда сама решит эту проблему.

Учитывая кризисную ситуацию в России можно было не сомневаться в иностранном происхождении будущих инвесторов. И это не скрывалось ни в планах «Энрона», ни в программных документах Европейского сообщества. Финансовый кризис в России неожиданно для наших западных партнеров стал трамплином для частичного восстановления экономики России, возрастание мировых цен на нефть ускорило этот процесс.

Выход из кризиса неплатежей сопровождался укреплением монопольной роли ОАО «Газпром» в системе газоснабжения России, политика нового руководства привела к возвращению его крупных активов ранее переданных формально независимым производителям и подрядным организациям. Государство получило в Компании контрольный пакет акций. Падение добычи газа прекратилось, возобновился ее рост. Капитализация ОАО «Газпром» возросла более чем в 2,7 раза. Западный инвестор одобрил все эти действия поддержкой облигационного займа в размере 500 млн. долларов США на выгодных для Компании условиях.

Но эти успехи не должны нас успокаивать. Финансовое положение Компании по-прежнему остается сложным, предпосылки к снижению эффективности сохраняются, возрастание масштабов монополии не сопровождается адекватным повышением качества управления. Внутрикорпоративная конкуренция не получает должного развития, системы материального стимулирования остаются малоэффективными.

Картина будет неполной, если мы не отметим, что в этот же период «Энрон» обанкротился, нанеся ущерб акционерам на сумму в 66 млрд. долларов, фирма «Артур Андерсен» как фальсификатор исчезла с мирового рынка консалтинговых услуг. Это не пересказ сюжетов из произведений Драйзера. Это реальность, которая произошла на наших с вами глазах.

Какие можно сделать выводы из этой информации?

1. Не принижая роли рынка, мы должны учитывать, что он может допускать серьезные ошибки.

2. Крупные реформы всегда проводятся по инициативе наиболее значительных игроков рынка, которые на первый план ставят свои интересы, но не интересы российского общества. Это особенно характерно для наших иностранных партнеров.

3. Действия государства могут носить характер близкий к рыночным и получать признание рынка, в том числе его иностранных участников.

Характерно, что эти оценки прозвучали и на недавнем конгрессе по проблемам энергетики в Ганновере (Германия).

В 1998-1999 г.г. дискуссии по схемам, предложенным фирмой «Артур Андерсен», среди российских специалистов носили очень острый характер. И хотя отчет не получил официального одобрения, многое из того, что было в нем рекомендовано, нашло отражение в нормативных актах Правительства (постановление от 29.12.2000 №1021, Федеральный закон «О лицензировании»). Сейчас противостояние ослабло. Большинство участников прошлой дискуссии включилось в разработку программы реформирования системы газоснабжения России, которая на долгосрочную перспективу признает целостность ОАО «Газпром» и его доминирующую роль на рынке. Подтверждением согласия явилось принятие Правительством постановления от 22 мая 2002 года №328, корректирующего постановление от 29.12.2000 №1021. Постановление №328 от 22 мая 2002 года направлено в первую очередь на совершенствование ценообразования в условиях монополизированного рынка.

Масштаб дискуссии сузился, она сосредоточилась в основном на проблеме ускоренного развития независимых производителей газа.

Утверждается:

— эта проблема является важнейшей для отрасли;

— она уже в среднесрочной перспективе будет определять уровень устойчивости газоснабжения России;

— главным тормозом в развитии независимых производителей является доминирующая роль ОАО «Газпром» в системе транспортировки и продажи газа.

Исходя из этих оценок, важнейшие государственные учреждения берут ее на контроль. Совет Федерации, Государственная Дума, Администрация Президента, Минэкономразвития России, Президиум РСПП создают рабочие органы и группы по защите интересов независимых производителей. Некоторые видят ее решение в создании сектора свободной торговли федерального оптового рынка газа, Биржи по торговле газом.

Хотел бы более конкретно показать характер проблемы независимых производителей и уровень её значимости для отрасли газоснабжения. Для иллюстрации приводится слайд №1.

После её изучения возникают следующие вопросы и выводы.

Производство метана из попутного нефтяного газа на заводах «Сибур-нефть» составляет 7,5 млрд.м3. Но из данных статистики неясно, сколько нефтяного газа сжигается на факелах на промыслах нефтяных компаний. Известно, что загруженность мощностей по его утилизации — газоперерабатывающих заводов, составляет всего лишь 40 процентов. Учитывая, что в ущерб экологии уничтожается ценное сырье для производства химической продукции, важно оценить экономические потери для всех отраслей, и выработать меры стимулирования полноты улавливания. Большая часть ГПЗ имеет выход на ЕСГ. Поэтому проблема доступа решена. Речь должна идти об упорядочивании цен на попутный нефтяной газ и весь комплекс продуктов, получаемых из него: ШФЛУ, сухой отбензиненный газ, пропан, бутан и др. Одновременно надо вводить действенные штрафные санкции за его сжигание.

При решении этих вопросов должны быть определены права нефтяных компаний и газоперерабатывающих заводов на выбор той или иной схемы переработки (давальческая и др.) и получения готовых продуктов. После этого следует определить условия его реализации на всех рынках. При паритете прав ГПЗ и нефтяных компаний квота нефтяных компаний на экспорт в Дальнее Зарубежье могла бы составить 0,78 млрд.м3/в год.

Лицами, неаффилированными с ОАО «Газпром», и другими региональными монополистами добывается в год 46,7 млрд. м3 газа. За вычетом попутного нефтяного газа, прошедшего переработку на заводах фирмы «Сибур-Тюмень» его объемы сокращаются до 39,2 млрд.м3.

Из указанного количества независимые производители, выпускающие 24,6 млрд. м3, не имеют связи с магистральными газопроводами ОАО «Газпром». Они продают газ в районах добычи. Имеются крупные зоны, в которых рентабельность продаж достигает 200%. Никаких юридических претензий к ОАО «Газпром» по вопросам доступа в ЕСГ, выделения экспортных квот и т.д., от компаний, добывающих газ в данном секторе, быть не может. Что же касается схем виртуальных замещений, то они требуют изменения ряда базовых постановлений и Законов, в том числе и в области налогов.

Ввод в систему имеют независимые производители, добывающие всего 14,6 млрд.м3. Из них только 11 млрд.м3 (в том числе «Итера» — 9 млрд.м3) имеют ввод в магистрали, выходящие в Европейскую часть России. Все компании, имеющие физический ввод в ЕСГ, не ограничены в доступе и работают на наиболее доходных рынках России (Тюменская, Свердловская, Томская области), применяя при этом свободные цены.

Исходя из вышеперечисленных факторов и расположения места ввода в ЕСГ только «Итера» может претендовать на выделение квоты для продажи газа на рынках Западной Европы. С учетом масштабов производства газа «Итерой» и доли экспортного потока ОАО «Газпром» на эти рынки в общем объеме производства газа её условная расчетная квота могла быть 2 млрд.м3 в год.

Признание этой квоты с учетом высокой доходности продаж газа «Итеры» в Свердловской области и последствий появления на рынке Европы второго продавца из России будет носить явно дискриминационный для ОАО «Газпром» характер. Но, если говорить о цифрах, предметом подобной дискуссии является перераспределение нескольких десятков миллионов долларов.

Общее число юридических лиц — независимых производителей, приведенных в отчетах консалтинговых фирм, превышает 117. Поэтому эти данные требуют более глубокой проработки. Но в целом можно сделать вывод о том, что в общественном сознании смысл и масштаб проблемы независимых производителей искажены. Организация свободного сектора рынка газа , ФОРГа и других форм не меняет того факта, что на ближайшее время присутствие на них независимых производителей газа будет ограничено. Потребуется время и всемерная поддержка ОАО «Газпром», чтобы ситуация изменилась. Возможности по значительному наращиванию производства газа ведущими независимыми производителями на действующих месторождениях не велики. Это не касается новых крупных месторождений, по ним необходим анализ возможного прироста добычи и в сравнении с размерами инвестиций. Очевидно, что при рассмотрении программы освоения таких больших месторождений, как участок компании «Арктик-газ» потребуются также инвестиции не только для системы подготовки газа и ввода в ЕСГ, но и для повышения надежности магистральных газопроводов ОАО «Газпром». По оценке некоторых специалистов можно ожидать, что сроки окупаемости таких проектов будут близки к показателям проектов ОАО «Газпром».

Но в конечном итоге выбирать наилучшие объекты для инвестиций — это работа Минэкономразвития России, а роль ОАО «Газпром» как компании, в которой государство имеет пакет акций, близкий к контрольному, выполнять его решения: «Вводить свои месторождения или принимать газ с месторождений независимых производителей». Сегодня эти вопросы не отражены в нормативно-правовых актах по инвестициям. Поэтому можно лишь высказать предположения о том, что рост доли новых производителей на рынке газа даже при оказании им масштабной помощи не будет стремителен.

В итоге правомерен следующий вывод. Проблема независимых производителей есть, но решать её надо не с позиции её исключительной важности, значимости для газоснабжения России, и не с позиции противопоставления их ОАО «Газпром», а в составе всего комплекса важнейших производственных, технологических и экономических проблем газового комплекса России. Перечень технологических приведен на слайде 2.

В перечне этих направлений для мировой практики нет ничего нового, по каждому действуют группы промышленных комплексов, позволяющих снизить в добыче и транспортировке газа, получить из 1 м3 газа наибольшую добавочную стоимость. У нас же и в научном плане по ним нулевой задел. Упрощая свою деятельность до схемы «скважина — компрессор — труба» отрасль в интеллектуальном плане отстает от ведущих мировых компаний. На все нужны деньги. Большие деньги. Достаточно сказать, что в работы по созданию установок «газ-бензин» каждая из ведущих компаний уже вложила по 500 млн. долларов. А ведь это альтернатива чрезвычайно дорогостоящим традиционным методам транспортировки газа. Не зная преимуществ этого процесса, его экономики невозможно правильно построить политику по поставкам углеводородов в Китай, к побережью Тихого океана. И так по каждой теме. Это выступление строится на проверенных мировой практикой цифрах, но все же оно имеет более публицистический уклон. Безусловно, только наши отраслевые и академические ученые могут объективно уточнить состав направлений, обозначить роль каждого направления для развития отрасли, сроки решения задач, требуемые затраты, состав смежных отраслей — соисполнителей.

Система ценообразования является основой процесса финансирования всех направлений деятельности. Если она прогрессивна, а отрасль развивается в правильном направлении, то её органически дополняют кредитные ресурсы банков и инвестиции партнеров по совместным проектам.

Двухсекторная модель рынка должна позволить:

1. Собрать с обоих секторов выручку, достаточную не только для стабилизации добычи, но и для решения указанных задач.

2. Направить конкретные средства для развития отрасли газоснабжения.

У нас сегодня при максимальных мировых ценах на нефть и, соответственно, цен на экспортный газ, не хватает средств даже на наращивание добычи. Поэтому не надо закрывать глаза на то, что с учетом низкого уровня цен на газ на рынках России главной целью создания двух секторов на настоящем этапе является нахождение наименее болезненного способа увеличения цены на газ для всех групп его потребителей.

В ближайшие годы в регулируемом секторе должна проводится ежегодная посильная для всех сфер экономики индексация цен с ориентацией на формулу: темпы роста цен на газ = % инфляции + % рост ВВП. Свободный сектор (правильнее назвать его контролируемый сектор) более высоким уровнем цен должен на практике выявлять наиболее доходные группы потребителей и проверять их платежеспособность. При этом его масштабы должны расширяться с учетом темпов роста ВВП. Контроль государственных органов в данном секторе должен состоять в установлении и ежегодной индексации предельных цен. Об этом, кстати, уже говорит новая редакция постановления Правительства Российской Федерации «О регулировании цен газ и тарифов на услуги по его транспортировке на территории Российской Федерации» от 29 декабря 2000 года №1021. Предельные цены свободного сектора могли бы превышать цены ФЭК России на 30-50%. Регулируя балансы газа, мы должны позаботиться о том, чтобы свободный сектор, имея заданное превышение цены над ценами ФЭК России, непрерывно расширялся. Соответственно, решениями Правительства Российской Федерации мы должны ежегодно уточнять конкретный состав групп его потребителей по данным роста их доходности, изменениям мировой конъюнктуры, уровню экспортной ориентации предприятий. Выполняя эту работу, Минэкономики России научиться реально управлять рыночной экономикой. Сектор свободной продажи газа должен обслуживать всех новых потребителей газа не связанных с населением. На первых порах цена газа на свободном секторе будет лишь ценовым индикатором наиболее доходного сегмента рынка, по мере его расширения она будет превращаться в ценовой индикатор всего рынка. Принципы взаимодействия двух секторов изображены на слайде №3.

Необходимо отметить в этой идеологии прямую связь темпов роста цен на газ и возрастания ВВП. Без его значительного наращивания при одновременном снижении энергоемкости ВВП проблема устойчивости газоснабжения регионов решена не будет. Поэтому было бы неправильно обсуждение проблемы цен ограничить предложениями по их росту. Система цен призвана обеспечить выполнение ряда важнейших функций. Они перечислены на слайде №4.

Хотел бы обратить Ваше внимание, что ни одну из них, кроме функции 7, действующая система ценообразования не выполняет. Именно по этим причинам Правительство Российской Федерации уже три года не может утвердить Энергетическую стратегию России.

Стратегия образца 1999 года имела прогрессивный характер. Она утверждала, что 2/3 прироста ВВП должно происходить за счет снижения его энергоемкости. Обоснованно ставились задачи оптимизации топливных балансов. Практика 3 лет по многим параметрам была обратной. Отражать её в новой редакции энергетической стратегии — это значит пустить страну на разорение.

Поэтому можно утверждать, что создание двух секторов само по себе не решает проблемы ни отрасли, ни экономики России. ОАО «Газпром» не просто доминирующий поставщик газа в России, в большинстве регионов он является его единственным продавцом. Поэтому в обоих секторах цены неизбежно будут находиться под контролем государства. Он будет состоять в ограничении цен. Вновь потребуются четкие доказательства того, сколько нужно добывать газа и для чего нужен заявляемый по обоим секторам уровень цен. Все сведется к традиционному спору. Потребитель не может принять газ с более высокой ценой, ОАО «Газпром» не может сохранить уровень добычи. Поэтому важнейшей задачей в области стабилизации газоснабжения является ускоренное и масштабное внедрение в жизнь программ газо, -энергосбережения у потребителей. Это аксиома подстать заявлению: «Солнце восходит на Востоке». Полное невнимание к ней в реальной российской практике связано с тем, что мы, работники двух монополий, (РАО «ЕЭС России» и ОАО «Газпром» ) замалчиваем детали. А именно то, что наши организации и являются крупнейшими потребителями газа. РАО «ЕЭС России» потребляет 140 млрд.м3 газа в год, ОАО «Газпром» — 60 млрд.м3. Итого — 200 млрд.м3, то есть более 50% газа, реализуемого на рынке России.

Две отрасли с наименьшими потерями прошли реформы, сохранили и приобрели лучшие кадры и, потому они должны стать локомотивами всей экономики в решении проблемы экономии ресурсов.

Система ценообразования на газ должна стать главным инструментом в решении этой проблемы. Необходимо провести существенную ревизию порядка формирования цен, уточнить их структуру, характер и роль каждой составляющей в решении вопросов эксплуатации и развития газоснабжения. Основные подходы изображены на слайде №5.

По себестоимости:

? основные фонды имеют износ близкий к 60% и амортизационные начисления соответствуют 40%- уровню. В период неплатежей не проводилось ни накопление средств от амортизации, ни обновление основных фондов, в 1998 году из-за кризиса произошло обесценение долгов и соответственно отложенных амортизационных отчислений. Необходимо выполнить расчеты и найти форму компенсации потерянной части амортизационных отчислений;

? необходима ежегодная индексация стоимости основных фондов по уровню инфляции цен на ресурсы, составляющие «корзину» обслуживания основных фондов газовой отрасли;

? необходимо отражение в себестоимости затрат на воспроизводство минерально-сырьевой базы на действующих месторождениях.

Это общие проблемы для России, но, учитывая, что ЕСГ — одна для всей страны, надо искать ее решение.

Хотел бы обратить внимание на разделение прибыли на 2 части. Нам необходимо внедрять формы ценообразования, стимулирующие снижение издержек. Эта проблема для всех трех монополий. Подробное описание мер по ее решению приведено в журнале ФЭК России №8-12 за 2001 год. В чем их смысл? По итогам базового года устанавливаются удельные нормативы затрат основных видов ресурсов на физическую единицу услуг. Например, расход технологического газа на транспортировку 1000 м3 газа на расстояние 100 км. И далее он становится нормативом на 5 лет. Изменилась цена газа, корректируется стоимость услуги. Но изменение удельных норм расхода технологического газа за счет технических новшеств и других факторов не должно находить отражение в регулируемых тарифах. Сэкономил газ- это твоя дополнительная прибыль, перерасходовал — твои убытки. При хорошей работе прибыль, установленная в первый год пятилетки на уровне средней по экономике России (прибыль 1) к концу пятилетки может удвоиться. Прибыль, определенная в начале пятилетки по нормативу к себестоимости на уровне средней по экономике России вместе с приростом прибыли за счет снижения издержек технологического газа, на пять лет станет собственностью коллектива общества и акционеров, увеличит дивиденды и отчисления на социальные нужды общества. Норматив отчислений дивидендов в процентах от указанной прибыли должен быть также установлен на будущие 5 лет. Эту систему стимулирования необходимо использовать для всех юридических лиц ОАО «Газпром». Она фактически должна стать основой внутрикорпоративной конкуренции. В этом плане создание единой газотранспортной компании ограничивает возможности формирования конкурентной среды внутри корпорации.

Не стимулируя снижение издержек в эксплуатации, государственное создало экономически неправильные способы наращивания инвестиций. В этом плане следует более внимательно разобраться с долей прибыли, которую система регулирования цен на газ начисляет сверх среднего по экономике России норматива рентабельности (прибыль 2).

Сегодня частично она необходима для компенсации недостатка средств, возникшего из-за заниженной себестоимости. Факторы занижения были указаны ранее. Кроме того, эта доля прибыли необходима для финансирования освоения новых месторождений.

В 2001-2002 г.г. действовала следующая схема.

В Правительстве рассматривается и утверждается инвестиционная программа ОАО «Газпром». Например, ОАО «Газпром» представляет ее в размере 160 млрд. рублей, ее корректирует со снижением до 150 млрд. рублей. Далее согласовывается, что для ее выполнения он может привлечь кредиты на сумму 100 млрд. рублей. Проценты за эти кредиты будут включены в цену газа. 50 млрд. рублей будет профинансировано за счет включения в цену газа дополнительной составляющей, условно можно ее назвать инвестиционной. Понимая свою ответственность за надежное газоснабжение России, ОАО «Газпром» вынужден брать новые кредиты, несмотря на высокую обремененность старыми заимствованиями. Что же касается инвестиционной составляющей в цене — государство начисляет на нее акциз, НДС, налог на прибыль. В результате на инвестиционные объекты приходит менее половины от тех сумм инвестиционной составляющей, которые оплачивает потребитель газа, даря ее производителю газа. При этом последний не берет никаких обязательств по объемам добычи газа в перспективе. Зачастую идет утверждение о том, что ввод новых мощностей не сможет компенсировать падение добычи газа с действующих месторождений.

Все это происходит одновременно в условиях, когда государство изымает акцизы с экспортной цены газа 30%, с цены газа на внутреннем рынке — 15%, использование которых не имеет прямой связи с объектами газовой отрасли.

Финансирование строительства за счет инвестиционной составляющей в цене означает наращивание капитала акционеров естественных монополий за счет средств потребителей без принятия обязательств по их возврату. Потребитель газа сокращает часть своей прибыли. Использование инвестиционной составляющей в цене без принятия юридических обязательств по ее возврату и передаче акций вводимых объектов истинному инвестору должно быть оценено с позиции статьи Конституции России, защищающей неприкосновенность частной собственности.

Уверен, что упорядочивание всех этих правовых вопросов приведет в реальности к снижению потребностей в инвестициях. Таким образом, в нынешней ситуации не очерчен полный перечень основных задач отрасли (включая объемы добычи газа), не определена роль ОАО «Газпром» и смежных организаций (нефтяных компаний, предприятий нефтехимии, Академии наук Российской Федерации) в их решении. Соответственно не сформирована связь между ценой на газ и стоимостью указанных программ, не установлено какой спектр задач должен решать тот, кто получает действующую регулируемую цену.

Вся эта неопределенность создает предпосылки для выдвижения со стороны естественных монополий очень масштабных инвестиционных программ. По размеру они превышают затраты на текущую деятельность. Не случайно, что на таких инвестициях в недавнем прошлом выросли частные подрядные организации, выводящие активы из отраслей.

В итоге мы имеем крайне противоречивую ситуацию. С одной стороны, из-за недостаточности себестоимости идет ускоренное моральное и физическое старение транспортной системы, основных фондов на действующих месторождениях. За счет этого реальный капитал акционеров уменьшается. С другой стороны, им дарят новые месторождения в более трудных регионах с более высоким уровнем затрат и более высокой себестоимостью газа. С третьей стороны накапливается груз кредитов и обязательств по выплате процентов. С четвертой — рынок не дает инструментов для объективного прогноза цен на экспортный газ, что же касается внутренних цен Правительство РФ в своих программах предусматривает их рост в пределах темпов инфляции в экономике России. В целом государство не дает никаких гарантий того, что высокие капитальные затраты найдут отражение в цене газа на период эксплуатации месторождений. Отсюда риск невозвратности средств увеличивается. Трудно подсчитать сальдо баланса по этим факторам для акционеров ОАО «Газпром». Что же касается экономики России — она, безусловно, в проигрыше.

Монополии имеют затратную систему ценообразования в эксплуатации и затратную схему финансирования капитального строительства. При этом они на себя принимают все финансовые риски по проектам, имеющим общегосударственное и международное значение, во многом определяемое политикой и менее экономикой. Это в наибольшей степени касается ОАО «Газпром», но характерно также и для РАО «ЕЭС России» и МПС.

Для снятия этой проблемы потребуется упорядочение взаимоотношений в треугольнике

цена (себестоимость, акциз, прибыль)
инвестиции
собственность
 
 


и принятии обоснованной части рисков на государство.

Возможный вариант решения проблемы изображен на слайде №5.

Цена на газ должна отражать реальную себестоимость с начислением прибыли по уровню, складывающемуся в экономике России. При этом ОАО «Газпром» не должен брать кредиты для освоения новых месторождений, зарубежных программ, если они сопряжены с риском для его финансовой устойчивости.

Нецелесообразно для этого использовать инвестиционную составляющую в цене (прибыль 2), так как она дезорганизует работу по снижению издержек монополии и уменьшению стоимости объемов капитального строительства.

«Газпром» должен в указанные проекты вкладывать только часть прибыли, получаемой в пределах норматива рентабельности по экономики России и её прибавку, полученную по схеме внедрения систем ценообразования, стимулирующих снижение затрат.

Их финансирование в большей степени должно осуществляться за счет акциза от продажи газа. Его размер должен обеспечивать налоговые поступления государству и финансирование по его линии проектов, имеющих риск. При этом для развития конкуренции в добыче часть акциза нужно перенести на скважину. При наличии реальной окупаемости Правительство РФ должно содействовать привлечению в проекты средств других партнеров, в том числе потребителей газа. Роль ОАО «Газпром» могла бы в новых проектах определена на договорной основе в качестве консультанта и подрядчика перед государством и партнерами. После его ввода необходимо устанавливать доли собственности каждого партнера, в том числе ОАО «Газпром», и сдавать объект в аренду ОАО «Газпром» или крупным нефтяным компаниям.

Подобные же схемы финансирования следует применять для всех направлений приведенных на слайде 2.

Финансирование программ развития за счет акциза, включаемого в цену газа, должно проводиться по схемам выделения кредитов или долевого участия государства. Все возможные проекты по наращиванию добычи должны рассматриваться на конкурсной основе. И здесь организации ОАО «Газпром», нефтяные компании, независимые производители должны иметь равные права по участию в них, а получателем вкладов государства и кредитных средств должны быть владельцы проектов с наилучшим соотношением затраты/ прирост добычи.

Реализация подобного подхода потребует уточнения и гибкого регулирования общего размера акциза и его долей направляемых на программы газоснабжения и перспективные научные разработки.

Проблемы, которые затронуты в этой части доклада, распространяются и на независимых производителей. Их попытки освоить месторождения собственными средствами без участия государства — главного регулятора цен на газ и главного хранителя тайны о величине цен на газ в период добычи газа с новых месторождений (30-50 лет)- сопряжены с большим риском.

Безусловно, для глубокого изучения вариантов решения проблемы эффективности и финансовой стабилизации ОАО «Газпром» потребуется значительное время. Но эта работа является важнейшей и ее значение необходимо учитывать при принятии всех других программ. Отношу это и к ФОРГу.

ФОРГ — это важная большая программа потребует существенной перестройки рынка. В варианте ФЭК России она уже достаточно подробно разработана. Подобная программа формируется в виде нормативных документов 1,5 -2 года. Отдача от неё начинается через 3-4 года после начала внедрения. И если в неё не будут включены механизмы решения вышеперечисленных технологических задач, системы ценообразования и инвестирования, снижающие , программы финансовой стабилизации отрасли, то по завершению периода её внедрения — 5 лет, нас всех, и, главное, потребителей России, постигнет разочарование.

Теперь о деталях. Основы программы ФЭК России и концепции ООО «Межрегионгаз» едины. Имеются расхождения по характеру балансов газа, уровню регулирования и др. Очевидно, что замечания будут и у других партнеров. Мы считаем, что нет смысла путем споров и дискуссий пытаться в короткие сроки согласовать все ее детали. Главное, необходимо продолжить работу над ней как над стратегической темой, в процессе которой учесть вышеназванные задачи и вмонтировать их в концепцию ФОРГа. Не надо забывать, что концепция ФОРГа должна стать базой концепции развития рынка газа в РФ, частью которой станет и биржевая торговля газом и другие формы. Одновременно для более качественной доработки той части программы создания ФОРГ, которая непосредственно связана с реализацией газа, надо внедрять в жизнь первый упрощенный, назовем его пилотный проект 2-х секторного рынка. Всем поставщикам, потребителям газа и идеологам, разрабатывающим программы развития рынка, важно знать, как себя поведет России в условиях его либерализации, как через управление балансами научиться регулировать цены, каким образом пойдет процесс его интеграции с рынками других видов топлива и рынка газа стран СНГ. ОАО «Газпром» внес по данному вопросу предложение в Минэкономразвития России. Смысл его состоит в продаже по свободным ценам во втором полугодии текущего года 10 млрд. куб метров газа. При этом предусматриваются равные условия работы для независимых производителей. Просим Вашей поддержки и активного участия в его реализации.

Одновременно всем нам предстоит большая работа по внедрению изменений к постановлению от 29.12.2000 №1021, сдаче в конце года концепции развития рынка газа Российской Федерации. Параллельная работа по всем указанным программам позволит вывести отрасль на новый уровень.

Думаю, что решение перечисленных и подобных проблем позволит по-новому ответить на вопросы: сколько действительно нужно газа России, где и как его добывать. Это даст возможность более конкретно определить и роль независимых производителей.

Благодарю за внимание.

Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , |Рубрики: Концепции | Комментарии к записи Доклад начальника Управления по развитию рынка газа ООО «Межрегионгаз» Петрова А.А. на совещании в РСПП отключены

Комментарии закрыты